Арбитражный суд Москвы признал факт банкротства бизнесмена Виталия Черномырдина — сына экс-премьера России Виктора Черномырдина. Слушание в арбитраже запустило процесс реализации имущества должника.

На момент, когда рассматривалось это арбитражное дело, самым крупным кредитором указанного гражданина являлась компания «Северсталь» — ей В.Черномырдин оказался должен 17,7 миллиарда рублей. В то же время сама процедура банкротства была инициирована осенью 2016 года банком ВТБ, которому ответчик задолжал еще 304 миллиона. По данным российских СМИ, первоначально суд отказался накладывать арест на имущество предпринимателя — достаточно редкий авто Cadillac 1937 г.в., а также гараж и принадлежавшие ему доли в четырех компаниях. Однако позже ситуация кардинально изменилась.

При этом арбитражное дело подтвердило и задолженность еще одному банковскому учреждению — Газпромбанку, сумма претензий которого в итоге превысила 1 млрд. руб.

По данным финансового управляющего, контролирующего это арбитражное дело, анализ платежеспособности сына бывшего главы правительства все-таки показал его несостоятельность в финансовом плане. В то же время, согласно информации системы СПАРК, должник длительное время являлся совладельцем ряда компаний и соучредителем межрегионального фонда для поддержки и развития среднего класса.

Напомним, его знаменитый отец Виктор Черномырдин в 1992-1993 годах был Председателем Совета министров России. Последующие 5 лет, в очень непростое для страны время, он возглавлял российское Правительство. Его запомнили как успешного политика, дипломата и квалифицированного советника Президента с яркой, почти афористичной манерой речи. Его высказывания называли «черномырдинками» и разбирали на цитаты. Множество таких изречений становились крылатыми практически мгновенно — еще при жизни автора. И, вероятно, самой известной стала его фраза, которую зачастую слышишь и сейчас: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Его старшему сыну Виталию 56 лет. После окончания Московского института нефтехимической и газовой промышленности он несколько лет работал в Заполярье, затем — в «Газпроме». А в начале 2000-х ушел в частный бизнес.