Арбитражный суд в швейцарской Лозанне у многих на слуху. Но по словам руководителей российского Олимпийского комитета (ОКР), вскоре при необходимости спортивный арбитражный спор будет слушаться и на территории нашей страны.

Это станет возможным после появления национального спортивного арбитража — нового суда, обеспечение работы которого специалисты считают грандиозным прорывом для России.

Во время интервью издания «Спорт-экспресс» с главой Правового управления ОКР Александрой Бриллиантовой стали известны некоторые подробности. Основная цель российских чиновников от спорта в этом случае — создание в Российской Федерации единого органа, который мог бы рассматривать арбитражный спор по вопросам профессионального спорта в соответствии с межнациональными уставами и правилами. А также постепенная унификация способов рассмотрения таких споров, чтобы они сосредотачивались в одном арбитраже с подчинением единому регламенту.

Бриллиантова подчеркивает: в итоге появится уникальный шанс рассмотрения трудовых персональных споров подобным третейским судом, и для национального законодательства это действительно сродни революции. Ведь в других областях подобного пока нет, и в ближайшее время станет возможным исключительно в профессиональном спорте.

Чем же будет заниматься новообразованный орган, который планируют сформировать по образу и подобию швейцарского CAS? Прежде всего, это допинговые конфликты. Первой специализированной инстанцией, как и раньше, будет антидопинговое агентство РУСАДА. А при апелляции арбитражный спор уже станет рассматриваться спортивным арбитражем.

При этом эксперты говорят, что новый законопроект, который предусматривает уголовную ответственность за склонение спортсменов к употреблению запрещенных допинговых веществ, на работу этого арбитражного суда никак не повлияет. Поскольку он является третейским, а следственные и прочие подобные вопросы по-прежнему останутся в компетенции государственной судебной системы. Так что до заключения кого-либо под стражу прямо в здании Олимпийского комитета дело явно не дойдет.